Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26.01.2016 N 18-КГ15-224

09.10.2020
 49577

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26.01.2016 N 18-КГ15-224 foter.com

Верховный суд РФ отменил решения апелляционной и кассационной инстанций, разделивших пополам купленную в браке на имя супруги квартиру.

Истец, бывший муж, требовал отдать ему жилье в собственность, утверждая, что купил недвижимость на личные средства от продажи наследства.

Оплата приобретенной в период брака спорной квартиры полностью личными денежными средствами супруга влечет исключение квартиры из состава совместно нажитого имущества супругов, указал ВС.

С жалобой в ВС обратился Рафаил Гусейнов. В 2006 году он женился, а девять лет спустя супруги купили квартиру стоимостью 2,4 млн рублей. Но в феврале 2019 года пара развелась. Гусейновы начали процесс раздела совместно нажитого имущества.

По словам мужчины, в 2015 году его жена работала учителем, никаких накоплений у нее не было и квартиру удалось купить благодаря продаже наследства в виде недвижимости, принятого им после смерти бабушки. При этом право собственности на спорную квартиру было зарегистрировано на имя супруги.

В апреле 2019 года Волгодонский районный суд признал за мужчиной право личной собственности на квартиру. Но уже через три месяца апелляционная инстанция отменила это решение, произведя раздел пополам.

По мнению суда, мужчина распорядился своими денежными средствами, но внес их в общий бюджет семьи.

Поскольку квартира была приобретена на имя супруги, оснований считать ее личной собственностью у Рафаила не имелось, указала судебная коллегия.

Так бывшие супруги стали обладателями по 1/2 доли жилплощади. Четвертый кассационный суд оставил это решение в силе. После этого Гусейнов подал жалобу в ВС.

Верховный суд, рассмотрев дело, нашел нарушения в решениях нижестоящих инстанций.

ВС напомнил о норме Семейного кодекса, в соответствии с которой имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам, является его собственностью. Соответствующие нормы также содержались в постановлении пленума от 5 ноября 1998 года № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака». 

«Юридически значимым обстоятельством при решении вопроса об отнесении имущества к общей собственности супругов является то, на какие средства (личные или общие) и по каким сделкам (возмездным или безвозмездным) приобреталось имущество одним из супругов во время брака», — подчеркнул ВС.

В определении отмечается, что общим не является имущество, приобретенное одним из супругов в браке по безвозмездным гражданско-правовым сделкам (например, в порядке наследования, дарения, приватизации). Приобретение имущества в период брака, но на личные средства супруга также исключает такое имущество из режима общей совместной собственности. 

Полученные Гусейновым от продажи им личного имущества денежные средства, потраченные на покупку квартиры, являлись личной собственностью истца, поскольку совместно в период брака с ответчиком не наживались и не являлись общим доходом супругов.

При этом внесение этих средств в период брака в приобретение квартиры, оформленной на имя ответчика, не меняет их природы личного имущества Гусейнова, что не учел суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, указал ВС.

Оплата приобретенной в период брака спорной квартиры полностью личными денежными средствами истца влечет исключение квартиры из состава совместно нажитого имущества супругов как личного имущества истца, следует из определения ВС.

Решение апелляционной и кассационной инстанций по делу Гусейнова отменено. Теперь он является единственным владельцем квартиры. 

Определение № 41-КГ20-10-К4.

18-КГ15-237 — Архив судебных решений

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Горшкова В.В., судей Гетман Е.С. и Киселева А.П. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Манасян О.Г. к ОАО «Сбербанк России» о возмещении материального ущерба, по кассационной жалобе ПАО «Сбербанк России» на решение Центрального районного суда г.

Сочи от 15 апреля 2015 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 7 июля 2015 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., объяснения представителей ПАО «Сбербанк России» — Вересы С.Г., Сафонова Д.Н., Игнатенко М.В., Кукина А.В., Карповой Ю.А., Лучинкиной Т.С., представителя Манасян О.Г.

— Лобова Я.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:
Манасян О.Г. обратилась в суд к ОАО «Сбербанк России» (далее — Банк) с указанным выше иском, просила взыскать денежные средства в размере руб.

в виде снижения стоимости активов группы компаний «Юг» (ОАО «Юг», ООО «Мясокомбинат Усть-Лабинский» и ООО «Авиценна-Сочи», собственником которого являлась истица), сославшись на причинение ей вреда, возникшего по ее мнению в результате недофинансирования Банком ОАО «Юг» по кредитным договорам, по которым она являлась поручителем.

Решением Центрального районного суда г.

Сочи от 15 апреля 2015 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 7 июля 2015 года, исковые требования удовлетворены.

В кассационной жалобе ПАО «Сбербанк России» ставится вопрос об отмене решения Центрального районного суда г.

Сочи от 15 апреля 2015 года и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 7 июля 2015 года, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П.

от 22 декабря 2015 года кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, письменные объяснения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм права допущены судебными инстанциями при рассмотрении данного дела.

Судом установлено, что между ОАО «Сбербанк России» и ОАО «Юг» заключены кредитные договоры от 23 декабря 2004 года, 30 декабря 2008 года, 26 января 2009 года, 24 декабря 2009 года.

В целях обеспечения обязательств по перечисленным выше кредитным договорам между Банком и Манасян В.Г., являющимся председателем Совета директоров ОАО «ЮГ», заключены договоры поручительства от 23 декабря 2004 года, 30 декабря 2008 года, 26 января 2009 года, 24 декабря 2009 года.

Также в целях обеспечения обязательств по кредитным договорам между истцом Манасян О.Г. (супругой Манасян Г.В.) и Банком заключены договоры поручительства от 30 декабря 2008 года, 26 января 2009 года, 22 декабря 2009 года, 24 декабря 2009 года.

В связи с нарушением кредитных обязательств со стороны ОАО «Юг» Банк обратился в суд с иском о взыскании долга в сумме более руб., по результатам рассмотрения которого определением Мостовского районного суда Краснодарского края от 24 июня 2011 года утверждено мировое соглашение, в соответствии с которым ответчики признали долг перед Банком и стороны установили график его погашения.

Судом установлено, что в собственности поручителей Манасян В.Г. и Манасян О.Г. имелись доли в размере 100% каждая в уставных капиталах трех предприятий: ООО «Мясокомбинат Усть-Лабинский», ООО «Ясень-К», ООО «Авиценна-Сочи».

Под обеспечение этих обязательств большая часть имущества этих предприятий, а также имущество ООО «Ясень-К», находилось в залоге у Банка. Имущество ООО «Авиценна-Сочи» было заложено Банку как по обязательствам ООО «Авиценна-Сочи», так и по обязательствам ОАО «Юг».

В конце 2011 года и в начале 2012 года Манасян В.Г. вел переговоры с Банком о том, чтобы произвести расчет путем передачи в собственность Банка 100% долей в уставных капиталах ООО «Ясень-К», ООО «Мясокомбинат Усть-Лабинкий», ООО «Авиценна-Сочи».

24 декабря 2009 года между Банком и ОАО «Юг» заключен договор об открытии невозобновляемой кредитной линии с лимитом в руб.

на срок до 30 сентября 2016 года на цели финансирования расходов, связанных с техническим перевооружением линии по производству древесно-стружечных плит, по которому осуществлена выдача кредитных средств в размере руб.

В дальнейшем, кредитование должника было приостановлено.

26 апреля 2012 года Комитетом по проблемным активам ОАО «Сбербанк России» (далее — КПА) принято решение об утверждении «Плана мероприятий по обеспечению максимального возврата задолженности ОАО «Юг».

При принятии Плана мероприятий по обеспечению максимального возврата задолженности ОАО «Юг» (далее — Решение КПА) Банком принято решение о выделении кредита в размере руб.

Указанный кредит предоставлен не был.

17 июля 2012 года между Банком и ООО «СБ Инвест» заключен договор уступки прав N 178/2009-Ц, по которому Банк уступил ООО «СБ Инвест» права требования к ОАО «Юг», вытекающие из мирового соглашения от 24 июня 2011 года, утвержденного определением Мостовского районного суда от 24 июня 2011 года.

Общая сумма уступки права требования составляла руб.

Отдельными соглашениями также ООО «СБ Инвест» уступлена задолженность ООО «Мясокомбинат Усть-Лабинский» на сумму руб. и ООО «Авицена-Сочи» на сумму руб.

23 ноября 2012 года Манасян В.Г., действующий от себя лично и от имени Манасян О.Г., заключил с ООО «СБ Инвест» соглашение об отступном, по условиям которого взамен уплаты долга по определению Мостовского районного суда об утверждении мирового соглашения передал в собственность ООО «СБ Инвест» имущество, находившееся в общей совместной собственности супругов на общую сумму руб.

— 100% доли в уставном капитале ООО «Ясень-К» в размере руб.; 100% доли в уставном капитале ООО «Мясокомбинат Усть-Лабинский» в размере руб.; 100% доли в уставном капитале ООО «Авиценна-Сочи» в размере руб. В соответствии с решением КПА учредителям ООО «Ясень-К», ООО «Мясокомбинат Усть-Лабинский», ООО «Авиценна-Сочи» была прощена задолженность на общую сумму руб.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции, с выводами которого согласилась судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда, исходил из того, что в результате ненадлежащего исполнения Банком принятых на себя обязательств, Манасян О.Г.

были причинены убытки в виде упущенной выгоды, в связи с чем пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения исковых требований.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебные постановления приняты с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

В соответствии с пунктом 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

При этом под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По смыслу указанных правовых норм, для наступления гражданско-правовой ответственности за причинение вреда, в частности в виде возмещения убытков, необходимо установление фактов наступления вреда, его размера, противоправности поведения причинителя вреда, его вины, а также причинно-следственной связи между действиями причинителя вреда и наступившими неблагоприятными последствиями.

При этом факт возникновения убытков зависит от установления наличия или отсутствия всей совокупности указанных выше условий наступления гражданско-правовой ответственности.

Удовлетворяя исковые требования, суд пришел к выводу, что Банк, не выполнив обязательства по предоставлению кредитных денежных средств, не дал возможность заемщику осуществить запуск производства ДСП, что повлекло возникновение у истца убытков в виде упущенной выгоды в размере руб., получение которой за счет виновного лица, по мнению суда, позволяет восстановить право поручителя на восстановление финансовой состоятельности должника и справиться с обязательством по кредиту.

Между тем, судом не учтено, что по смыслу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации упущенной выгодой является не полученный доход, на который увеличилась бы имущественная масса, лица, право которого нарушено, если бы нарушения не было.

Возникновение у лица права требовать возмещения убытков обусловлено нарушением его прав.

Как установлено судом, Манасян О.Г. стороной договора об открытии невозобновляемой кредитной линии от 24 декабря 2009 года, заключенного между Банком и ОАО «Юг», не являлась.

Читайте также:  Страховая не выплачивает деньги по заливу квартиры

Какие права и законные интересы истца нарушены в результате недофинансирования Банком ОАО «Юг» судом не указано.

Кроме того, согласно пункту 4 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

В соответствии со статьей 393 Гражданского кодекса Российской Федерации применительно к убыткам в форме упущенной выгоды лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать, что возможность получения прибыли существовала реально, а не в качестве субъективного представления данного лица.

Лицо, взыскивающее упущенную выгоду, должно подтвердить совершение им конкретных действий, направленных на извлечение доходов, которые не были получены только в связи с допущенным должником нарушением, являющимся единственным препятствием, не позволившим получить доход.

Данные требования выполнены не были.

Статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлены требования к решению суда, в соответствии с которыми решение суда должно быть законным и обоснованным.

Верховный Суд Российской Федерации в пункте 3 постановления Пленума от 19 декабря 2003 года N 23 «О судебном решении» разъяснил, что решение может считаться законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Согласно части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В случае установления судом того, что Манасян О.Г.

является лицом, у которого могли возникнуть убытки в результате действий Банка по недофинансированию ОАО «Юг», то в таком случае обстоятельствами, имеющими юридическое значение для правильного разрешения спора, является установление того связано ли уменьшение активов группы компаний «Юг» только с неосуществлением Банком финансирования в полном объеме и зависело ли завершение технического перевооружения ОАО «Юг» от каких-либо иных факторов, кроме финансирования.

Между тем, данные обстоятельства не были установлены.

Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает необходимым отметить следующее.

Принимая решение по данному делу, суд пришел к выводу о неправомерном поведении Банка, связанным с невыплатой заемщику в полном объеме денежных средств по договору об открытии невозобновляемой кредитной линии от 24 декабря 2009 года.

Как указывал ответчик, денежные средства не были выплачены в полном объеме в связи с наличием обстоятельств, свидетельствующих о невозможности возврата заемщиком кредитных денежных средств, то есть наличием обстоятельств, свидетельствующих о его неплатежеспособности.

Неплатежеспособность заемщика в силу пункта 1 статьи 821 Гражданского кодекса Российской Федерации является самостоятельным основанием для отказа кредитором от предоставления кредитных средств.

Таким образом, вывод суда о наличии в действиях Банка признаков противоправности поведения, сделан без учета положений пункта 1 статьи 821 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Кроме того, судом не были учтены условия кредитного договора об открытии невозобновляемой кредитной линии от 24 декабря 2009 года, согласно которым Банк был вправе прекратить выдачу кредита в случае непогашенной задолженности ОАО «Юг» по данному договору или по иным кредитным договорам.

Согласно статье 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Целью гражданского судопроизводства является защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений (статья 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В развитие закрепленной в статье 46 Конституции Российской Федерации гарантии на судебную защиту прав и свобод человека и гражданина часть первая статьи 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Российской Федерации устанавливает, что заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Тем самым гражданское процессуальное законодательство, конкретизирующее положения статьи 46 Конституции Российской Федерации, исходит, по общему правилу, из того, что любому лицу судебная защита гарантируется только при наличии оснований предполагать, что права и свободы, о защите которых просит лицо, ему принадлежат, и при этом указанные права и свободы были нарушены или существует реальная угроза их нарушения (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 13 мая 2014 года N 998-О).

Удовлетворяя исковые требования Манасян О.Г. и взыскивая в ее пользу упущенную выгоду, не полученную по мнению суда в результате незавершения технического перевооружения ОАО «Юг», суд не указал мотивы, по которым он пришел к выводу о наличии причинно-следственной связи между действиями Банка и наступившими непосредственно у истца неблагоприятными последствиями.

На основании изложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит допущенные нарушения норм права существенными, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможно восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов ПАО «Сбербанк России».

Принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 7 июля 2015 года с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

  • определила:

    Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 7 июля 2015 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. Электронный текст документа
    подготовлен АО «Кодекс» и сверен по:

  • файл-рассылка

Верховный суд обязал ФССП оценивать финансовое состояние должника — "Юридическое Бюро №1"

Закон об исполнительном производстве позволяет удерживать службе судебных приставов с дохода должника не более 50% в погашение долга. Минимальная сумма удержания законодательно не установлена, однако, необходимо учитывать, что должнику по исполнительному производству должны оставаться денежные средства необходимые для проживания как самого должника, так и членов его семьи.

Верховный Суда РФ определением от 12.01.2017г. №45-КГ16-27 напомнил о социальном аспекте исполнительного производства.

Дети семейной четы пенсионеров взяли в ипотеку квартиру, стоимостью 2,3 млн. руб. По требованию банка кредитный договор должен обеспечен поручительством родителей.

В результате кризиса финансовое положение семьи ухудшилось, они встали на учет как малоимущие, а должник не смог погашать ипотеку. Банк обратился в суд и взыскал с основного должника и поручителей долг в размере около 2 млн.руб.

Получив исполнительный лист банк передал его для принудительного взыскания долга в районный отдел судебных приставов.

Пристав-исполнитель, к которому попало дело, решил удерживать с престарелых поручителей по максимуму —50% от пенсии, являющейся их единственным доходом.

Поскольку, такое удержание не позволяло должникам нормально жить и оплачивать текущие расходы, включая лекарства и коммунальные услуги, они обратились с ходатайством об ограничении удержания в размере 10% от доходов.

Судебный пристав отказал, так как к заявлению не были приложены справки о размере дохода и затратах на медикаменты.

Поручители были вынуждены обратиться в суд с заявлением об обжаловании действий судебного пристава-исполнителя. Суды двух инстанций признали действия судебного пристава законными и оставили его постановление об удержании в силе, указав, что он установил размер удержаний в размере 50%, что соответствует нормам закона.

В связи с плачевной финансовой ситуацией должники были вынуждены идти до конца и обратиться в Верховный суд.

Верховный суд, напомнил коллегам о позиции Конституционного Суда, высказанной в нескольких судебных актах, включая постановление КС РФ от 12 июля 2007 г.

№ 10-П — если должник живет на одну лишь пенсию, при решении вопросов взыскания надо уважать его честь и достоинство, сохранить ему и его семье необходимый уровень существования и не оставить их за пределами социальной жизни.

Таким образом, как судебный пристав, так и судьи должны были проверить финансовое положение истцов и выяснить, хватает ли им средств на нормальную жизнь после удержаний.

Основываясь на данной позиции, Верховный суд отмени судебные акты нижестоящих инстанций и указал, что к каждому должнику судебные приставы должны подходить индивидуально.

Адвокат доказал в Верховном Суде, что «новая кассация» вышла за пределы своей компетенции

Верховный Суд опубликовал Определение № 78-КГ20-30-КЗ, в котором напомнил кассационному суду о пределах его компетенции.

Обстоятельства дела

30 марта 2016 г. в отношении Татьяны Филимоновой был составлен протокол об административном правонарушении. Постановлением, вынесенным начальником отдела полиции, женщина была признана виновной в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.1 КоАП, ей назначено наказание в виде штрафа в размере 500 руб.

В дальнейшем Московский районный суд Санкт-Петербурга отменил постановление и прекратил производство по делу об административном правонарушении на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП за отсутствием состава правонарушения. Санкт-Петербургский городской суд изменил основание прекращения производства на п. 1 ч. 1 ст. 24.5 КоАП – в связи с отсутствием события административного правонарушения.

После этого Татьяна Филимонова обратилась в Петроградский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Минфину и МВД РФ о взыскании убытков в размере 50 тыс. руб.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что установленные при рассмотрении административного дела обстоятельства свидетельствуют о недоказанности объективной стороны вмененного Татьяне Филимоновой правонарушения.

Суд отметил, что поскольку в результате незаконного привлечения к административной ответственности Татьяне Филимоновой были причинены убытки в размере 50 тыс. руб., состоящие из понесенных расходов на оплату труда адвоката, то у нее возникло право требования их возмещения.

Убытки в виде расходов на оплату юридических услуг, указал суд, должны быть возмещены за счет средств казны Российской Федерации. Апелляция согласилась с этими выводами.

Однако Третий кассационный суд общей юрисдикции отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию. Он подчеркнул, что вред, причиненный действиями должностных лиц правоохранительных органов, возмещается только при наличии их вины в причинении вреда.

По мнению кассации, в данном деле вина должностных лиц – сотрудников отдела полиции установлена не была, поскольку их действия в процессе производства по делу об административном правонарушении в установленном порядке незаконными не признаны.

Прекращение производства по делу, заметил суд, само по себе не свидетельствует о незаконности действий государственного органа или должностного лица.

Апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда от 17 марта 2020 г. решение первой инстанции было отменено и вынесено новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Обращение в Верховный Суд

Не согласившись с такими выводами, Татьяна Филимонова обратилась в Верховный Суд. Ее интересы представлял адвокат АП Санкт-Петербурга Сослан Бетрозов.

В кассационной жалобе (имеется у «АГ») отмечается, что Третий кассационный суд общей юрисдикции в обоснование своего решения указал, что «обязательным условием возмещения вреда на основании ст.

1069 Гражданского кодекса Российской Федерации является вина должностного лица, ответственного за причинение вреда. В данном случае вина (в форме умысла либо неосторожности) должностных лиц – сотрудников 29-го отдела полиции судом установлена не была.

Действия сотрудников органов внутренних дел в процессе производства по делу об административном правонарушении в отношении истца в установленном порядке незаконными не признаны, а прекращение производства по делу об административном правонарушении само по себе не свидетельствует о незаконности действий государственного органа или должностного лица».

По мнению истицы, вывод суда прямо свидетельствует о неправильном применении (толковании) норм материального и нарушении процессуального права, в частности ст. 53 Конституции, ст. 1069. 1070 ГК. Указанное нарушение, приведшее к вынесению неправосудного решения, является фундаментальным и прямо предусмотрено ст. 390.14 ГПК в качестве основания для отмены обжалуемого судебного акта.

В жалобе отмечалось, что ранее судами (в том числе кассационной инстанцией) было установлено и сторонами не оспаривалось, что в результате незаконного привлечения к административной ответственности истице были причинены убытки в размере 50 тыс. руб., которые сложились из понесенных ею расходов на оплату труда лица, оказавшего юридическую помощь.

Также указывалось, что в случаях, когда в отношении лица, привлеченного к ответственности, производство по делу об административном правонарушении прекращено на основании п. 1 и 2 ст. 24.5 КоАП, применяются правила, установленные в ст.

1069–1070 ГК, которые устанавливают возмещение вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. «Анализ указанных норм ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что расходы на оплату труда адвокатов в случае прекращения производства по делу об административном правонарушении на основании п. 1 и 2 ст. 24.

5 КоАП РФ возмещаются за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, – за счет казны субъекта Российской Федерации», – подчеркивается в жалобе.

Отмечалось, что в части расходов на оплату труда адвокатов в случае прекращения производства по делу об административном правонарушении на основании п. 1 и 2 ст. 24.5 КоАП РФ они, как следует из комплексного толкования ст. 1069– 1070 ГК и соответствует устойчивой позиции Верховного Суда, подлежат возмещению за счет казны Российской Федерации.

В связи с этим истица просила отменить определение кассации, оставив в силе решение нижестоящей инстанции.

Верховный Суд признал, что кассация допустила нарушения

Изучив материалы дела, ВС заметил, что и в апелляционной, и в кассационной жалобе МВД России ссылалось только на то, что суды нижестоящих инстанций при удовлетворении требований о взыскании убытков не применили ст.

100 ГПК об обязанности суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах, а потому их размер является завышенным.

Таким образом, МВД России, не возражая против удовлетворения исковых требований о взыскании убытков, причиненных незаконным привлечением Татьяны Филимоновой к административной ответственности, просило в кассационной жалобе лишь об изменении судебных актов путем снижения размера убытков, подлежащих взысканию.

«Между тем, отменяя апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 12 августа 2019 г. и направляя дело на новое апелляционное рассмотрение, суд кассационной инстанции на приведенные выше доводы кассационной жалобы не ссылался», – заметил Верховный Суд.

Кроме того, подчеркивается в определении, данные доводы, основанные исключительно на оценке размера возмещения судебных расходов применительно к фактическим обстоятельствам дела и не указывающие на какие-либо существенные нарушения норм материального или процессуального права, не могли являться основанием для кассационного пересмотра решений нижестоящих судов, поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 390 ГПК кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Верховный Суд отметил, что соответствующие разъяснения содержатся также в абз. 2 п. 1 и в п. 24 Постановления Пленума ВС от 11 декабря 2012 г.

№ 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», устанавливая, что при рассмотрении кассационных жалобы, представления с делом суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, а также исследовать новые доказательства. При рассмотрении кассационных жалобы, представления суд кассационной инстанции проверяет только законность судебных постановлений, т.е. правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права.

Таким образом, подчеркивается в определении, ссылаясь на отсутствие вины сотрудников полиции и отменяя апелляционное определение в полном объеме, суд кассационной инстанции тем самым вышел за пределы доводов кассационной жалобы, однако не указал мотивов, которыми он руководствовался, и норму права, послужившую основанием для соответствующего процессуального действия.

Верховный Суд сослался на ст.

1069 ГК, согласно которой вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет, соответственно, казны Российской Федерации, казны субъекта РФ или казны муниципального образования.

«Возмещение проигравшей стороной правового спора расходов другой стороны не обусловлено установлением ее виновности в незаконном поведении – критерием наличия оснований для возмещения является итоговое решение, определяющее, в чью пользу данный спор разрешен», – заметил ВС.

Несмотря на то что КоАП не содержит специальных положений о возмещении расходов лицам, в отношении которых дела были прекращены на основании п. 1 или 2 ч. 1 ст. 24.5 либо п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП, положения ст.

15, 16, 1069 и 1070 ГК, восполняя данный правовой пробел, не допускают отказа в возмещении расходов на оплату услуг защитника и иных расходов, связанных с производством по делу об административном правонарушении, лицам, в отношении которых дела были прекращены на основании указанных выше пунктов со ссылкой на недоказанность незаконности действий (бездействия) или наличия вины должностных лиц.

«В связи с этим вывод суда кассационной инстанции о том, что для возмещения судебных расходов по делу об административном правонарушении необходимо установить вину должностных лиц государственного органа, нельзя признать правильным», – указал Верховный Суд. Таким образом, он отменил решение кассации от 13 января и апелляционное определение от 17 марта 2020 г.

Представитель истицы оценил выводы Суда

В комментарии «АГ» Сослан Бетрозов отметил, что вопрос обоснованности размера подлежащей взысканию суммы расходов, понесенных на представителя, в ВС не стоял.

«Оплаченная лицом стоимость услуг за оказание квалифицированной юридической помощи при рассмотрении дела об административном правонарушении, на мой взгляд, разумная и соответствует как сложности дела, так и объему оказанных представителем услуг.

ВС РФ, в свою очередь, последователен в ранее сформулированной позиции о недопустимости произвольного решения вопросов о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек», – указал адвокат.

КС: Обязанность возместить судебные издержки не зависит от вины проигравшей стороныПо мнению Суда, критерием наличия оснований для такого возмещения является лишь итоговое решение, определяющее, в чью пользу данный спор разрешен

Сослан Бетрозов отметил, что выводы Третьего кассационного суда общей юрисдикции были ошибочными и противоречили как нормам материального, так и процессуального права.

Помимо прочего, суд вышел за пределы рассмотрения дела, установленные ст. 379.6 ГПК. «В данном случае позиция ответчика для суда значения не имела.

Отрадно, что Верховный Суд расставил в этом деле все на свои места», – подчеркнул он.

Адвокат указал, что гражданин, который понес убытки из-за незаконных или ошибочных действий должностных лиц, имеет право на компенсацию расходов, понесенных по делу. Данная позиция была сформулирована в Обзоре судебной практики от 9 февраля 2005 г., в п. 26 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2005 г. № 5, а также в Постановлении КС от 16 июля 2020 г. № 36-П.

Адвокаты посчитали определение ВС заслуживающим внимания

Адвокат АК «Гражданские компенсации» Марина Сомова указала, что определение заслуживает особого внимания, поскольку ВС не часто так детально разбирает доводы поступающих кассационных жалоб.

Марина Сомова отметила, что в конкретном рассматриваемом случае кассационная инстанция не рассмотрела довод, поставленный кассатором в своей жалобе, но сделала выводы о существенном нарушении материального или процессуального права судом апелляционной инстанции в отсутствие какой-либо мотивировки, что по своей природе является существенным нарушением. Именно поэтому Верховный Суд отменил незаконное определение кассационной инстанции и вынесенное по его указанию определение судебной коллегии апелляционной инстанции.

«Выход за пределы рассмотрения жалобы – это лишь право суда, но не его обязанность. Для выхода за пределы доводов кассационной жалобы ошибки, допущенные судами, должны нарушать в целом законность вынесенного судебного акта, при этом являясь существенными. В связи с этим и состоит трудность доказывания. Такие случаи происходят достаточно редко», – резюмировала Марина Сомова.

Адвокат АП Республики Башкортостан Надежда Крылова заметила, что еще в этом году Верховный Суд, согласно Определению от 17 марта 2020 г.

№ 83-КГ20-1, утверждал, что основанием для прекращения производства по делу об административном правонарушении явились нарушения, допущенные врачом при проведении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а не противоправный характер действий сотрудника ГИБДД, однако в нарушение требований ст. 67, 198 ГПК суд им оценки не дал и данная ошибка не была исправлена судом апелляционной инстанции при проверке решения нижестоящего суда.

Надежда Крылова отметила также, что в Определении ВС от 7 июля 2020 г. № 44-КГ20-6-К7 указано, что «ответчик может быть освобожден от ответственности, если докажет, что вред причинен не по его вине».

«Поэтому отрадно, что после 15 июля 2020 г.

практика разрешения споров о возмещении расходов на представителя при производстве дел об административных правонарушениях изменилась, соответствует духу и смыслу Конституции и чаяниям граждан», – указала она.

Адвокат посчитала, что данное определение интересно еще и тем, что в нем указывается на нарушение кассационной инстанцией норм процессуального закона о пределах рассмотрения дела.

«И действительно, достаточные основания для выхода за пределы доводов кассационной жалобы отсутствовали, как следует из содержания определения, ибо ответчик, фактически частично признавая заявленные исковые требования, просил о снижении размера убытков, подлежащих взысканию», – резюмировала Надежда Крылова.

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 10 ноября 2015 г. N 57-КГ15-8 г. Москва

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего

Хаменкова В.Б.,

судей

Горчаковой Е.В. и Калининой Л.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N … по Белгородской области к Доманову В … Н …

о взыскании недоимки и пени по налогу на доходы физических лиц по кассационной жалобе Доманова В.Н.

на решение Чернянского районного суда Белгородской области от 10 ноября 2014 года и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Белгородского областного суда от 29 января 2015 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хаменкова В.Б., объяснения Доманова В.Н. и его представителя Голенева В.В.

, поддержавших доводы кассационной жалобы, представителей Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N … по Белгородской области Юдина С.В. и Денисаева М.А.

, по существу не возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N … по Белгородской области (далее — МИФНС России N … по Белгородской области) обратилась в суд с иском к Доманову В.Н. о взыскании недоимки и пени по налогу на доходы физических лиц в сумме … рублей … копеек, ссылаясь на то, что 9 марта 2013 года Домановым В.Н. приобретен автомобиль «….» стоимостью … руб.

Между тем за отчетный 2013 год в налоговый орган в порядке статьи 230 Налогового кодекса Российской Федерации сведения о доходах, выплаченных ответчику от налоговых агентов, не поступали, равно как и сведения о приобретении Домановым В.Н. статуса индивидуального предпринимателя или главы крестьянского (фермерского) хозяйства либо об учреждении им коммерческой организации.

Согласно декларации по форме 3-НДФЛ за 2013 год, поданной 30 апреля 2014 года, Домановым В.Н, получен доход от продажи транспортного средства в размере … рублей. Также за указанный период им получена пенсия по инвалидности — … рублей … копеек.

Поскольку Доманов В.Н. не отчитался по доходу, превышающему сумму …

рублей, не представил доказательств, подтверждающих приобретение автомобиля на денежные средства родителей, налоговый орган, исходя из того, что приобретенный автомобиль сам по себе является доходом в натуральной форме, исчислил ему налог на доходы физических лиц за 2013 год расчетным путем (подпункт 7 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации).

Решением Чернянского районного суда Белгородской области от 10 ноября 2014 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Белгородского областного суда от 29 января 2015 года, исковое заявление МИФНС России N … по Белгородской области удовлетворено.

Определением судьи Белгородского областного суда от 14 мая 2015 года отказано в передаче кассационной жалобы Доманова В.Н. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

В кассационной жалобе, поступившей в Верховный Суд Российской Федерации, Домановым В.Н. поставлен вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене состоявшихся по делу судебных постановлений.

  • 24 июля 2015 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением судьи от 2 октября 2015 года передано для рассмотрения по существу в Судебную коллегию по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.
  • В соответствии со статьей 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или норм процессуального права, которые повлияли на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
  • Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что нарушения такого характера были допущены судами первой и апелляционной инстанций.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что Доманов В.Н. получил за 2013 год лишь доход от продажи автомобиля в сумме … рублей и пенсию по инвалидности в размере … рублей … копеек. Приобретение им в этом же году автомобиля стоимостью …

рублей свидетельствует о получении ответчиком иного дохода, с которого подлежит уплате налог на доход физического лица, а также пеня в связи с его неуплатой.

Непредставление ответчиком налоговой декларации об указанном доходе, по мнению суда, является основанием для исчисления налоговым органом дохода ответчика расчетным путем в соответствии с положениями статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации.

Вывод суда также мотивирован тем, что ответчиком не представлено убедительных доказательств, подтверждающих приобретение автомобиля на денежные средства членов его семьи, от продажи продуктов подсобного хозяйства и заемных денежных средств.

Суд апелляционной инстанции с решением суда согласился и исходил из того, что налоговый орган правильно определил налоговую базу с учетом стоимости приобретенного Домановым В.Н. автомобиля.

  1. Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации с данными выводами судов согласиться не может, поскольку они основаны на неправильном применении норм материального права.
  2. В соответствии с положениями статей 208 и 209 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения налога на доходы физических лиц, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации, признается доход, полученный налогоплательщиками от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации.
  3. Как следует из статьи 41 названного Кодекса, доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в какой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главами «Налог на доходы физических лиц» и «Налог на прибыль организаций» данного Кодекса.

Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения.

Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы.

Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица (пункт 6 статьи 108 Налогового кодекса Российской Федерации).

Основанием для привлечения лица к ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах является установление факта совершения данного нарушения решением налогового органа, вступившим в силу (пункт 3 статьи 108 Налогового кодекса Российской Федерации).

Таким образом, приобретение налогоплательщиком в налогооблагаемом периоде имущества подтверждает лишь то, что налогоплательщиком в этом периоде понесены расходы на его приобретение. Факт расходования денежных средств в налоговом периоде сам по себе не подтверждает получения в этом же периоде дохода, облагаемого налогом на доходы физических лиц, в сумме, равной израсходованным средствам.

Следовательно, сумма израсходованных Домановым В.Н. в 2013 году на приобретение автомобиля денежных средств не может рассматриваться в качестве объекта налогообложения по налогу на доходы физических лиц.

Доказательств, подтверждающих факт получения Домановым В.Н. помимо пенсии и задекларированного им дохода от продажи автомобиля каких-либо иных доходов, облагаемых налогом на доходы физических лиц, налоговый орган суду не представил.

Судебная коллегия считает необоснованным вывод суда о том, что сумма налога определена налоговым органом расчетным путем правомерно.

В силу подпункта 7 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы вправе определять суммы налогов, подлежащие уплате налогоплательщиками в бюджетную систему Российской Федерации, расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках в случаях отказа налогоплательщика допустить должностных лиц налогового органа к осмотру производственных, складских, торговых и иных помещений и территорий, используемых налогоплательщиком для извлечения дохода либо связанных с содержанием объектов налогообложения, непредставления в течение более двух месяцев налоговому органу необходимых для расчета налогов документов, отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения, ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги, или непредставления налогоплательщиком — иностранной организацией, не осуществляющей деятельность на территории Российской Федерации через постоянное представительство, налоговой декларации по налогу на имущество организаций.

Вместе с тем названные в данной норме основания для определения суммы налога расчетным путем ни в заявлении Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N … по Белгородской области при обращении в суд, ни в решении суда об удовлетворении иска не указаны.

Кроме того, судами первой и апелляционной инстанций оставлены без внимания следующие обстоятельства.

В соответствии с подпунктами 2 и 9 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции, действующей на момент подачи Домановым В.Н. налоговой декларации) налоговые органы вправе проводить налоговые проверки, взыскивать недоимки, а также пени, проценты и штрафы в случаях и порядке, которые установлены данным Кодексом.

Согласно статье 87 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы проводят камеральные и выездные налоговые проверки налогоплательщиков, плательщиков сборов и налоговых агентов. Целью проверок является контроль за соблюдением налогоплательщиком, плательщиком сборов или налоговым агентом законодательства о налогах и сборах.

В силу требований статьи 88 этого же Кодекса (в редакции, действующей на момент подачи Домановым В.Н.

налоговой декларации) камеральная налоговая проверка проводится по месту нахождения налогового органа на основе налоговых деклараций (расчетов) и документов, представленных налогоплательщиком, а также других документов о деятельности налогоплательщика, имеющихся у налогового органа.

Камеральная налоговая проверка проводится уполномоченными должностными лицами налогового органа в соответствии с их служебными обязанностями без какого-либо специального решения руководителя налогового органа в течение трех месяцев со дня представления налогоплательщиком налоговой декларации (расчета) (пункты 1 и 2).

Если камеральной налоговой проверкой выявлены ошибки в налоговой декларации (расчете) и (или) противоречия между сведениями, содержащимися в представленных документах, либо выявлены несоответствия сведений, представленных налогоплательщиком, сведениям, содержащимся в документах, имеющихся у налогового органа, и полученным им в ходе налогового контроля, об этом сообщается налогоплательщику с требованием представить в течение пяти дней необходимые пояснения или внести соответствующие исправления в установленный срок (пункт 3).

Налогоплательщик, представляющий в налоговый орган пояснения относительно выявленных ошибок в налоговой декларации (расчете), противоречий между сведениями, содержащимися в представленных документах, вправе дополнительно представить в налоговый орган выписки из регистров налогового и (или) бухгалтерского учета и (или) иные документы, подтверждающие достоверность данных, внесенных в налоговую декларацию (расчет) (пункт 4).

Лицо, проводящее камеральную налоговую проверку, обязано рассмотреть представленные налогоплательщиком пояснения и документы.

Если после рассмотрения представленных пояснений и документов либо при отсутствии пояснений налогоплательщика налоговый орган установит факт совершения налогового правонарушения или иного нарушения законодательства о налогах и сборах, должностные лица налогового органа обязаны составить акт проверки в порядке, предусмотренном статьей 100 Налогового кодекса Российской Федерации (пункт 5).

Дела о выявленных в ходе камеральной или выездной налоговой проверки налоговых правонарушениях рассматриваются в порядке, предусмотренном статьей 101 Налогового кодекса Российской Федерации, которой установлено, что акт налоговой проверки, другие материалы налоговой проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля, в ходе которых были выявлены нарушения законодательства о налогах и сборах, а также представленные проверяемым лицом (его представителем) письменные возражения по указанному акту должны быть рассмотрены руководителем (заместителем руководителя) налогового органа, проводившего налоговую проверку (пункт 1). По результатам рассмотрения материалов налоговой проверки руководитель (заместитель руководителя) налогового органа выносит решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (пункт 2).

  • В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения указываются размер выявленной недоимки и соответствующих пеней, а также подлежащий уплате штраф; срок, в течение которого лицо, в отношении которого вынесено решение, вправе обжаловать указанное решение, порядок обжалования решения в вышестоящий налоговый орган, а также наименование органа, его место нахождения, другие необходимые сведения (пункт 8).
  • Несоблюдение должностными лицами налоговых органов требований, установленных приведенным Кодексом, может являться основанием для отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом (пункт 14).
  • Подпунктом 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что налоговые органы вправе предъявлять в суды общей юрисдикции иски (заявления) о взыскании недоимки, пеней и штрафов за налоговые правонарушения в случаях, предусмотренных данным Кодексом.

Как следует из материалов дела, 30 апреля 2014 года Домановым В.Н. в МИФНС России N … по Белгородской области представлена декларация по форме 3-НДФЛ за 2013 год.

На основе представленной налоговой декларации МИФНС России N … по Белгородской области проведена проверка, в ходе которой выявлено, что Домановым В.Н. не представлена налоговая декларация за 2013 год по доходу, превышающему … рублей, в связи с чем инспекцией было направлено уведомление от 29 мая 2014 года N 08-3-02/10015 о вызове налогоплательщика для дачи пояснений (л.д.9).

18 июня 2014 года Домановым В.Н. на имя начальника МИФНС России N … по Белгородской области в письменном виде даны пояснения относительно приобретенного им в 2013 году автомобиля …» (л.д.12).

Таким образом, МИФНС России N … по Белгородской области фактически была проведена проверка соблюдения Домановым В.Н.

законодательства о налогах и сборах, по результатам которой уполномоченными должностными лицами проводившими проверку, в том числе должен был быть составлен акт проверки, подлежащий рассмотрению руководителем (заместителем руководителя) налогового органа, проводившего проверку, с вынесением соответствующего решения.

Между тем акт проверки и решение должностными лицами МИФНС России N … по Белгородской области суду представлены не были, данных свидетельствующих о том, что такие документы принимались, в материалах дела не имеется.

  1. Указанные обстоятельства позволяют сделать вывод о нарушении налоговым органом процедуры взыскания недоимки и пени, включающей, в том числе порядок обжалования принятых по результатам проверки решений.
  2. Учитывая, что судами первой и апелляционной инстанций допущены ошибки в применении и толковании норм материального права, которые повлияли на исход рассмотрения заявления, судебные постановления подлежат отмене.
  3. На основании изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 327-330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,
  4. определила:

решение Чернянского районного суда от 10 ноября 2014 года и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Белгородского областного суда от 29 января 2015 года отменить.

Принять по делу новое решение, которым отказать в удовлетворении иска Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N… по Белгородской области к Доманову В.Н.

о взыскании с него недоимки и пени по налогу на доходы физических лиц.

Председательствующий …

Судьи …

Часть информации в публикуемом судебном акте обезличена и скрыта в соответствии с Федеральными законами «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» и «О персональных данных».

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *